Спектакль IV курса - Художественный руководитель курса А.А. КОРУЧЕКОВ

 

РЫЦАРЬ БЕДНЫЙ

Сцены из романа Ф.М.Достоевского "Идиот"

 

Режиссер-педагог - А. А. Коручеков

Художник - Н. Войнова

Музыка: вариации на темы И.-С.Баха, играют Юрий Цокуров и Данил Можаев

 

Спектакль идет в Малом зале на 5 этаже главного здания института

 

Интервью с режиссером спектакля, художественным руководителем 4 курса А.А.Коручековым.

 

- Александр Анатольевич, спектакль получился простым и сложным, ясным и очень глубоким. Чувствуется, что это какая-то невероятно личная история для вас и ребят, поэтому вместо обычного описания спектакля мы решили опубликовать короткое интервью с Вами. Думается, что так нам удастся лучше объяснить зрителю, какой это спектакль. Итак, первый вопрос - по какому принципу отбирались сцены?

 

- Сцены отбирались по интуиции. Невозможно рассказывать сюжет нарративно, он должен мерцать и "догадываться", кроме того, из каждой сцены должно быть видно, что это такое - "рыцарь бедный" - и как он воздействует на людей. Нам хотелось озвучить тему присутствия в каждом человеке прекрасного ребенка, которого видит князь Мышкин, а в результате - ощущают в себе и его собеседники. Они стыдятся этого, их поведение изменяется...

 

- Почему роль Мышкина исполняют 4 студента? Почему не один?

 

- А как еще сыграть Мышкина? Как некий единый "образ"? Это ерунда. Мышкин есть в каждом из нас, вот и были подобраны артисты, подходящие по природе на каждый эпизод.

- Зачем две Аглаи, но одна Елизавета Прокофьевна, одна Настасья Филипповна и один Рогожин?

 

- Ну, у Елизаветы Прокофьевны всего одна сцена и вариантов нет, а у Аглаи - два эпизода. Думаю, что в каждой девочке сидит Аглая, а у нас на курсе есть студентки, которые каждый эпизод могут по-своему выразить. Зритель же пусть примеряет на себя. Что касается Настасьи Филипповны, то этот персонаж проходит пунктиром по всей истории, она определенная и очень загадочная доминанта, и она должна быть одна. Кроме того, есть студентка, которая может играть Настасью Филипповну, и это все определяет. Рогожин? У него всего два эпизода, он почти на периферии сюжета спектакля, и было бы просто глупо и непонятно, если бы его играли разные артисты.

- Достоевский и Бах - не слишком ли серьезно?

4. "Хорошо темперированный клавир" Баха - это очень простая музыка, буквально гаммы, просто исследование возможностей клавиатуры. Совсем не "Страсти по Матфею" или "Органная месса". Это очень спокойная и отстраненная река, которая всегда будет течь на фоне страстей человеческих. Как время. Именно этого мы добивались, ну, а как уж получилось - судить зрителю.

- ХТК Баха исполняют двое студентов во время спектакля? Тут возникает два вопроса - зачем в наш высоко техничный век живая музыка и зачем рояль спрятан от зрителя?

 

- Вообще, живая музыка в театре несравненно лучше, чем музыка "на кнопке". И, безусловно, музыка в живом исполнении ведет диалог с исполнителями, и это у нас есть, и это важно. Почему инструмент за сценой? Ну, на большой сцене я бы поставил рояль в глубине и сделал бы так, чтобы он был обязательно виден (а играет на нем Рогожин, кстати), здесь же - в малом зале - просто нет такой возможности, но живая музыка важна.