«Хочу образовать студию, где бы мы учились. Принцип — всего добиваться самим. Руководитель — все. Проверить систему Станиславского на самих себе. Принять или отвергнуть её. Исправить, дополнить или убрать ложь», - эти слова были сказаны Евгением Багратионовичем Вахтанговым, выдающимся актёром и режиссёром, основателем Студенческой Студии (1913), из которой потом и был образован Театральный институт имени Бориса Щукина.

Евгений Багратионович родился во Владикавказе в семье табачного фабриканта. Вопреки запретам отца, будучи ребенком, Вахтангов выступал в любительских спектаклях. Окончив гимназию, поступил в Московский университет на физико-математическое отделение и сразу же влился в студенческий театральный кружок. В 1905 году на втором курсе Евгений Вахтангов дебютировал как режиссер, поставив студенческий спектакль «Педагоги» по пьесе О. Эрнста. В студенческие годы, часто приезжая во Владикавказ, Вахтангов пытался и в родном городе организовать свой театр.

В 1904-1905 годах Вахтангов участвовал в нелегальных сходках молодежи. В день декабрьского восстания 1905 года строил баррикады в одном из московских переулков, участвовал в создании санитарной помощи раненым.

Летом 1909 года Евгений Вахтангов руководил Владикавказским художественно-драматическим кружком и ставил в нем пьесы «Дядя Ваня» А. П. Чехова и «У врат царства» К. Гамсуна. Отец приходил в ярость, считая, что расклеиваемые по городу афиши спектаклей с фамилией Вахтангов позорят его. Вахтангов поступил в Школу драмы А. Адашева в Москве, по окончании которой в 1911 году был принят в труппу Московского Художественного театра.

 

Вскоре на молодого актера обратил внимание К. С. Станиславский. Он поручил Вахтангову вести практические занятия по своей методике актерского мастерства в Первой студии МХТ. Именно в этой студии дарование Евгения Вахтангова раскрылось в полной мере. А как актер он прославился в роли Фрезера в «Потопе» Бергера.

 

На сцене студии Е.Б. Вахтангов создал несколько камерных спектаклей, в которых играл и как актер. В Первой студии Евгений Багратионович постоянно искал новые приемы изображения психологического состояния героя. Со временем Вахтангову стали казаться тесными жесткие рамки рекомендаций Станиславского. Он увлекся театральными идеями Всеволода Мейерхольда, но довольно скоро их отверг. У Евгения Вахтангова формируется свое понимание театра, довольно отличное от Станиславского, которое он сформулировал в одном коротком лозунге — «фантастический реализм». На основе этого «фантастического реализма» Вахтангов и построил теорию собственного театра.

 

Как и Станиславский, он считал, что главным в театральном спектакле является, естественно, актер. Но Вахтангов предлагал жестко отделить личность исполнителя от того образа, который он воплощает на сцене. Вахтангов начал ставить спектакли по-своему. Декорации в них состояли из самых обычных бытовых предметов. На их основе, с помощью света и драпировок, художники создавали фантастические виды сказочных городов, как, например, это было сделано в последнем и самом любимом вахтанговском спектакле «Принцесса Турандот».

В костюмы актеров Вахтангов тоже предлагал внести изменения. Например, на современный костюм надевался необыкновенный театральный халат, расшитый и разукрашенный. Чтобы еще более подчеркнуть условность происходящего на сцене, актеры надевали костюмы прямо на глазах у публики, таким образом в считанные секунды перевоплощаясь из актера в персонажа пьесы. Впервые в истории театра возникла граница между персонажем и артистом. Сам Вахтангов, восторженно принявший революцию 1917 года, считал, что такая манера актерской игры вполне соответствует новому времени, ведь и революция резко отделяла новый мир от старого, уходящего.

После революции 1917 года Вахтангов пытался создать новый не элитарный, но «народный» театр. С утра до вечера он был на ногах — репетиции проходили в трех студиях: МХТ, еврейской студии «Габима» и в труппе Народного театра, уроки, подготовка спектакля к годовщине революции. Вахтангов мечтал поставить «Каина» Байрона и Библию, но смерть помешала этим планам. Всего за год до смерти он основал Третью студию МХТ, ставшую позднее Государственным театром имени Е. Б. Вахтангова.

В самом начале 1921 года репетиции Вахтангова в Третьей студии временно прекратились. Евгений Богратионович все свое время отдавал студии Габима, где завершал работу над «Гадибуком» (1922).

В 1921 году на сцене своей студии он ставит пьесу М. Метерлинка «Чудо Святого Антония» (вторая редакция). В этой постановке Вахтангов уже попытался реализовать свои новаторские идеи. Это было очень яркое зрелище, в котором и режиссер и актеры составили единый творческий ансамбль. В спектакле удалось донести до зрителя сложную символику пьесы и метафорическое мышление драматурга.

 

По сказке итальянского драматурга Карло Гоцци Вахтангов незадолго до смерти ставит «Принцессу Турандот». Этим спектаклем он открыл новое направление в театральной режиссуре. Используя персонажи-маски и приемы итальянской комедии дель арте, Вахтангов наполнил сказку современными проблемами и злободневными вопросами.

Все, что происходило в послереволюционной России, герои сказки тут же со сцены обсуждали по ходу действия. Однако современную проблематику Вахтангов предлагал преподносить не прямо, а в виде своеобразной игры — полемики, споров или диалогов героев друг с другом. Таким образом, актеры не только произносили заученный текст пьесы, но давали характеристики, нередко весьма ироничные и злые, всем событиям, происходящим в стране.

 

В ночь с 23 на 24 февраля 1922 года состоялась последняя репетиция в жизни Вахтангова. Репетировал он в шубе, обмотав голову мокрым полотенцем. Вернувшись домой после репетиции, Вахтангов лег и более уже не вставал. После первого репетиционного прогона «Принцессы Турандот» Константин Сергеевич Станиславский сказал своему гениальному ученику, уже не встававшему с постели, что тот может заснуть победителем.

29 мая жена Вахтангова Надежда Михайловна позвонила в Третью студию МХТ и сказала: «Приходите скорее!». Умер Евгений Богратионович, окруженный своими учениками. Перед самой смертью сознание вернулось к нему. Он сел, окинул учеников долгим взглядом и очень спокойно сказал: — Прощайте.

 

Это большая радость и ценность, что история творчества этого великого театрального деятеля все еще изучается в театральных институтах и что практики театра помнят и применяют найденные им принципы и сегодня в своих постановках. Мы гордимся, что имя Вахтангова связано с нашим Театральным институтом.

Вы можете прочесть следующие книги о творчестве Е.Б. Вахтангова:

  1. Горчаков, Н. М. Режиссерские уроки Вахтангова. - Москва : Искусство, 1957.
  2. Евгений Вахтангов. Документы и свидетельства / Гос. ин-т искусствознания, Театральный ин-т им. Бориса Щукина, Музей театра им. Евг. Вахтангова. - Москва : Индрик, 2011;
  3. Евгений Вахтангов в театральной критике / Гос. ин-т искусствознания, Гос. акад. театр им. Евг. Вахтангова, Театральный ин-т им. Бориса Щукина. - Москва : Театралис, 2016;
  4. Захава, Б. Е. Вахтангов и его Студия [Текст] / Борис Захава ; Гос. акад. худож. наук. - Ленинград : Academia, 1927.