Театральный институт им. Б. Щукина

при Государственном Академическом театре им. Е. Вахтангова

 

Спектакль IV курса Художественные руководители курса Н. Дворжецкая и Р. Туминас

«Заповедник» по прозе С. Довлатова

Режиссер Р. Дробот

Премьера 14 февраля 2015г.

 

На первый взгляд проза Сергея Довлатова с трудом поддается инсценировке. Все, о чем рассказывал автор, это наша жизнь в восьмидесятые – девяностые годы двадцатого века. Довлатов и с удивительной нежностью, и с беспощадным юмором показывает не изживаемый «homo sovieticus» с его парадоксальной закостенелостью и на родных просторах, и за рубежом. В литературе Довлатова слишком велико значение слова, слишком ёмкие образы, слишком точны ассоциации и отсылы к конкретным реальным личностям. Наверное, поэтому совсем не многие театры пытаются подобраться поближе и поставить на своих площадках «Зону» или «Чемодан», или «Соло для ундервуда» и «Марш одиноких». Истории тех, кому сейчас за пятьдесят, могут ли быть интересны зрителю? Не только ровесникам и детям персонажей Довлатова, но совсем молодым, тем, кто не жил в то время, не может вспомнить на уровне подсознания серость времени, тяжесть отъезда, прощания с родными и друзьями навсегда?

Выпускники IV курса Театрального института имени Бориса Щукина рискнули поставить «Заповедник» и сделали это неожиданно интересно.

Главный герой – писатель Борис (Д. Никонов) приезжает в музей-заповедник «Пушкинские горы», чтобы устроиться экскурсоводом на лето: заработать денег, раздать частично долги, начать писать. На самом деле, он сбегает от накопившихся семейных и профессиональных проблем, сбегает с желанием ничего не решать и ничего особо не менять в своей жизни. В закрытом мирке «Заповедника» он видит знакомые до боли типажи своей эпохи, начиная с деревенского алкоголика Михаила Иваныча и девушек-экскурсоводов, мечтающих встретить «мужчину своей мечты», до певицы в местном ресторанчике и типичных «околокультурных» туристов. Жизнь выстраивается, успокаивается, но приезд в «Пушкинские горы» бывшей жены Тани (И. Будникова), новость о её скорой эмиграции вместе с дочерью, застают Бориса врасплох. 

Для Сергея Довлатова Пушкинский музей-заповедник не только страница его жизни, на фоне которой он смешно и точно рассказывает о нравах и быте советской эпохи застоя. Сам Пушкин, его язык, слог противопоставляются заскорузлому, пошлому, «утверждённому в высших инстанциях» отношению к гению. В спектакле Щукинского училища — это противопоставление оформлено художником-Постановщиком Андреем Беликовым необыкновенно просто и изящно. Боковые стены и задник задрапированы «страницами с набросками» поэта.  Пушкиным словно заполнено все пространство сцены. Но в отличие от согласованного и омертвевшего отношения «Пушкин – наше всё» на сцене царит живой поэт – со своими перечёркнутыми строчками, профилями красавиц, шаржами на самого себя. И тем более выпукло на фоне декораций выглядят и обитатели, и туристы Заповедника.

Режиссер Роман Дробот превращает смешные и нелепые ситуации в настоящую фантасмагорию. «Обхаживания» свободного мужчины местными одинокими красавицами становятся то ли сном, то ли явью - все невесты являются Борису в первую ночь в Заповеднике каждая в своём образе, будь то «женщина вамп», травести-валькирия или начальница экскурсионного бюро музея – «мечта отставника» (Е. Жаркова, Е. Вачугова, Е. Рыжук, Е. Драчева). Длительный запой с фотографом Марковым (А. Багиров) сопровождается зажигательным сиртаки с полуобнажёнными нимфами, которых безжалостно разгоняет веслом жена фотографа. Разговор-предупреждение с бдительным майором Беляевым воспринимается главным героем как бред и галлюцинации «алкогольной интоксикации», в просторечии белой горячки. Как оказалось, текст Довлатова вполне позволяет ввести такое режиссерское прочтение.

Фантасмагории противостоит реальность. С момента появления Тани в «Пушкинских горах» темп спектакля начинает нарастать. Внешне спокойный и ироничный Борис начинает нервничать, ревновать, раздражаться. Он почти сходит с ума, узнав о скором отъезде своей семьи из страны. Считавшаяся утраченной любовь мгновенно возвращается перед страхом расставания навсегда. Д. Никонов и И. Будницкая показывают не столько физическое притяжение героев друг к другу, сколько жажду одиноких людей вернуть свое счастье.  Им не терпится вновь наполниться любовью. Все фразы произносятся как в бреду, важны взгляды, прикосновения рук, губ, которые честны и не размениваются на слова. И только Пушкин, на первый взгляд, согласно кивает головой, наблюдая за влюблёнными, а на самом деле, как маятник, отсчитывает их последние минуты вместе.

Эта ночь подводит черту под бегством Бориса от всех проблем, под нежеланием что-либо решать. Есть любовь, семья, другой мир, где герой не знает, что его ждет. И есть фантасмагория - «Заповедник», в которой все предельно ясно и понятно, включая бесславный конец, и в этой части света он уже никому не нужен.

Режиссер-постановщик сознательно уходит от социально-исторического контекста прозы Сергея Довлатова и делает акцент на трагедии человека, который, казалось бы, стоит на перепутье и просто обязан сделать выбор, но оказывается, что выбора у него нет. Финальная сцена – телефонный разговор Бориса с Таней - решена предельно жестко: лежа почти как в могиле Борис напряженно вслушивается в уже совсем новый, совсем свободный голос жены. Он ещё не знает, насколько она изменилась даже внешне – сменив прическу, стиль одежды, но по её уверенному тону Борис понимает, что выбор не между «остаться или уехать», выбор уже между «умереть или жить». Его ничего более не держит на родине. Пора собирать чемодан.

Спектакль на сцене прославленной Щуки стоит посмотреть по многим причинам. Безусловно, здесь важны не только режиссерские ходы, но и интересные студенческие работы и в главных, и во второстепенных ролях. Блистательные исполнения ролей вечно пьяного Михаила Иваныча (А. Анциферов) и «явления растительного мира» Митрофанова (С. Соцердоцкий), устрашающий и одновременной смешной майор Беляев, сыгранный В. Юдиным. И нельзя не отметить филигранной работы Натальи Иглиной, создавший образ жены Маркова, с мгновенными переходами от мягкой, внешне покорной, домашней жены к «жестокой волчице», готовой с боем отстаивать свою собственность – запойного мужа-фотографа.

«Заповедник» по-своему прочтен совсем молодыми актерами. И, как показал спектакль, тексты Довлатова не просто современны, они подвижны, вариативны в интерпретации, актуальны. Режиссёрам есть над чем думать и предлагать свои решения. А в многоплановости персонажей Довлатова всегда найдется пространство для актерской игры.

Было бы желание.